Горький и Андреева — история любви

Угасающей семейной жизни Максима Горького с первой женой Екатериной Волжиной пришёл конец после его встречи с актрисой МХаТа Марией Андреевой. Страсть между ними вспыхнула такая, что сохранить первый брак не помог бы и психиатр. И всё же каждый из них трудно переносил разрыв с прошлой семьёй. Оба за достаточно долгую семейную жизнь успели обзавестись детьми. Их новый союз подвергался толкам и пересудам в обществе, мешали непростые отношения с бывшими семьями.

Нет любви без страданий

Мария Андреева больше всего переживала из-за негативного отношения к ней бывшей жены писателя, которая наотрез отказывалась всерьёз воспринимать новую жену Горького, считая этот брак очередной блажью Максима, как человека творческого. Сам Максим особенно страдал из-за разлуки с любимым сыном. Скорее всего, Горький вспоминал своё трудное детство без отца. Прошлые отношения не отпускали писателя, вследствие чего появлялись размолвки с новой супругой.

В отношениях Максима Горького и Марии Андреевой царила взаимная и очевидная любовь, но абсолютной гармонии не было. Влюблённые много путешествовали. Мария старалась помогать мужу в работе, создавать максимально комфортные для творчества условия.

Письма Андреевой

В письмах Андреевой к сестре актриса рассказывала про совместную с мужем поездку в Америку. Эта поездка якобы была их медовым месяцем. Но наряду с длительными периодами счастья присутствовали в их жизни и бурные периоды взаимного непонимания и обид.

Почти через все письма проходит линия грусти, которую не могли перекрыть приятные моменты в жизни супругов. По словам Марии, Максим Горький очень много и быстро писал. От долгой неподвижности страдала его спина, в наше время ему мог бы помочь мануальный терапевт, а тогда писателя спасала жена всевозможными растирками и примочками. Она в свободное время вела дневник их заграничного пребывания, переводила с французского книги, шила и находила себе всякие увлечения, чтобы устать и ночью не видеть плохих снов. Ведь хорошие сны — для счастливых женщин, а вторую жену Горького счастливой не назовёшь.


x